Филлиоксалин в гомеопатических дозах

Previous Entry Share Next Entry
Much Ado About Nothing Review
grandeskimlatte
Многабукафф про "Много шума "


Открываю давно обещанные впечатления от просмотра "Много шума". Прошу прощения, что так задержала этот пост — просто, написанный по горячим следам, он оказался, как это частенько со мной бывает, слишком многословным. Что поделать, коли краткость, увы, не входит в число моих родственников, и Остапа предсказуемо несло. Перечитав его на следующий день на свежую голову, я поняла, что вываливать такое количество букафф на головы моих бедных читателей явно жестоко, а сократить и отредактировать текст, переработав его в нормальную рецензию, все руки никак не доходили. В итоге так и не дошли, и в ближайшее время вряд ли дойдут, но, поскольку мне в личку продолжают поступать просьбы не жмотиться и поделиться впечатлениями, я рискнула все-таки этот пост открыть, и тех, кому интересна моя долгая и нудная болтовня на эту тему (с неизбежными спойлерами — настолько, насколько может быть спойлерным разговор об особенностях киноадаптации пьесы, написанной более четырех столетий назад), приглашаю под кат. А здесь хотела бы еще раз выразить огромную признательность замечательному кинофестивалю под открытым небом Empire Open Cinema и его официальному блогеру golubchikav за возможность посмотреть этот фильм на большом экране.


Be vigitant, I beseech you.

Честно говоря, в ожидании этого фильма я перечитала столько рецензий на него, что могла бы уже написать и по ним отдельный обзор, но делать этого не буду (не пугайтесь), отмечу только, что в целом тон их был вполне благожелательным (рейтинг критиков на "томатах" — 84/89%), хотя отдельные голоса резкого неприятия тоже звучали, не без этого. Также были какие-то моменты, которые встречались буквально в каждом отзыве. К примеру, как это обычно бывает, когда речь заходит об очередной экранизации того или иного шедевра английской литературы в современном кинематографе, большинству критиков трудно удержаться от сравнений с предыдущими кино- или телепостановками, так что многие рецензии не обошлись без упоминаний известной экранизации 1993 года от нынешнего собрата Уидона по постановке комиксов Кеннета Браны. Сразу скажу, что я от этих сравнений хотела бы максимально воздержаться. И не столько потому, что моё отношение к шекспириане Браны, да простят меня ее поклонники, лучше всего выразил Блэкэддер в этой чудесной полутораминутной сценке,[Spoiler (click to open)][Блэкэддер (пиная Шекспира): А это тебе за бесконечную полную четырехчасовую версию "Гамлета" от Кена Браны!
Шекспир: Кто такой Кен Брана?...
Блэкэддер: Я ему передам, что ты это сказал. И думаю, он очень обидится!]

сколько потому, что эти две постановки настолько разные — кардинально разные и по задумке, и по воплощению — что сравнивать их, по-моему, не имеет никакого смысла.  Если что и роднит Уидона с Браной, так это огромная любовь к Шекспиру и, как следствие, крайне трепетное отношение к его тексту. В этом смысле их обоих можно назвать шекспировскими нердами пуристами. Но на этом  сходство заканчивается, и начинаются различия, оценивать которые в категориях лучше/хуже — занятие примерно столь же благодарное, как сравнивать, скажем, полотна Рафаэля с графикой Бердслея.

Кстати, занятно, что если Брану помянул буквально каждый второй критик, то о другой, более поздней британской адаптации "Много шума", а именно о телевизионном переложении пьесы 2005 г. в проекте ВВС1 "Shakespeare Retold", не вспомнил практически никто, хотя в телеверсии Дэвида Николлса, как и у Уидона, действие пьесы перенесено в наши дни. Правда, там от собственно Шекспира остались лишь рожки да ножки похожие имена героев, да общая (местами довольно сильно измененная) сюжетная канва: герои, работающие в новостной студии телевидения, изъясняются современным языком, сами диалоги тоже имеют мало общего с шекспировскими, да и мотивации у персонажей подчас совсем иные  — словом, это именно что "пересказанный" на современный лад Шекспир, где первоисточник послужил лишь отправной точкой для полета фантазии сценариста. В результате получился вполне симпатичный ромком, к тому же с неизменно прекрасным Дэмианом Льюисом в роли Бенедикта, так что, если кто не видел — всячески рекомендую.

Уидон же, как вы знаете, в отличие от своих британских предшественников предпочел третий путь, перенеся действие в современность при полном сохранении шекспировского текста (по тому же пути и, кстати,  примерно в то же время пошел и наш Владимир Мирзоев, перенесший действие пушкинского "Бориса Годунова" в современную Москву, тоже с очень любопытственным результатом). Конечно, Джоссу пришлось местами заметно подсократить текст пьесы (иначе фильм длился бы около 3-х часов), еще он кое-где поменял местами очередность сцен и кое-что слегка изменил в сюжете, но к самому слову Барда отнесся крайне бережно, со всем благоговением шекспировского фаната и многолетнего устроителя бардовских чтений. Так что сам произносимый актерами текст (во всяком случае, насколько я могла судить), остался полностью неизменным, за исключением одного существительного и одного личного местоимения.

Что касается сюжета, тут Джосс позволил себе чуть больше вольностей: во-первых, он произвел гендерные замены двух второстепенных персонажей (приспешник дона Хуана Конрад и протоколист в его версии оказались женщинами), а во-вторых, добавил немного предыстории персонажам на букву "Б" — то бишь, Бенедикту, Беатриче и Борачио. А поскольку текст пьесы остался неизменным, эту предысторию нам не рассказывают, а показывают. Так, фильм открывается безмолвной сценой из серии "а поутру они проснулись", из которой явствует, что у Бенедикта и Беатриче когда-то в прошлом случился инцидент, который нынче принято называть "сексом по пьяни". Кстати, в британской телеверсии, помнится, этой паре тоже добавили любовную предысторию, но там был хотя бы намек на Отношения, из которых Бенедикт в какой-то момент сбежал, а тут и вовсе дело явно ограничилось одной ночью, от которой наутро осталось лишь обоюдное чувство неловкости. Эта предыстория, разумеется, придает всем их пикировкам и взаимным колкостям совершенно иной подтекст, куда более горький и язвительный, чем в оригинальной версии. Что касается Борачио, то и тут Уидону и молодому актеру Спенсеру Т. Кларку удалось без единого лишнего слова добавить этому персонажу психологическую мотивацию, объясняющую его активное участие в интриге дона Хуана не столько меркантильностью, сколько тайной влюбленностью в Геро. Мне лично очень понравился этот ход, поскольку он идеально объясняет не только сам проступок — оговор Геро перед её женихом — но и неожиданное покаянное самообличение Борачио после того, как он узнает о "гибели" девушки.  Да и сам персонаж в итоге получился несколько более объемным и интересным, слегка выбивающимся за рамки чисто технического амплуа "приспешника злодея". Конрад-женщина в роли любовницы дона Хуана тоже выглядит вполне логично, не говоря уж о том, что мизансцена в диалоге дона Хуана со своими подручными смотрится благодаря этому весьма, хм, пикантно.

Таким образом, в ситуации, когда текст — константа, Уидон-интерпретатор "танцует" вокруг него, добавляя оттенки, меняя нюансы, перераспределяя акценты, но делая это исключительно невербальными средствами. Работает ли это?.. По-моему, вполне. Тем более, что его "танец" — это не тяжеловесные и пафосные "пляски с бубнами" вокруг ритуальной священной коровы по имени Билл Ш., а скорее легкий, современный, стильный, изящный и камерный свинг. И если зритель готов принять как данность определенную меру условности, то его не смутит ни калифорнийская "Мессина", ни современные крутые бизнесмены (во всяком случае, судя по их манерам, костюмам, тачкам и айфонам), постоянно поминающие какие-то военные походы и называющие друг друга герцогами, донами и графами.



Пожалуй, самая большая натяжка, которую приходится делать зрителю в осовремененном антураже этой пьесы — это даже не сохраненный шекспировский текст, а мотивации персонажей. Сказать по правде, они и в шекспировском-то времени не всегда выглядят убедительными, ну а в наши дни так и подавно. Но Уидон и тут находит выход (основанный, опять же, на уже накопленном богатом опыте шекспировских чтений в этой же компании) — многие странности и несуразицы сюжета довольно легко объясняются тем, что все действующие
Much Ado About Nothing_Jillian Morgese centre mask_Image credit Lionsgate
лица... ну, не то, чтобы пьют не просыхая, конечно, но, скажем так, постоянно находятся в состоянии легкого подпития. Во всяком случае, всю первую половину фильма редко кто из персонажей появляется в кадре без бокала в руке. И именно благодаря тому, что герои то и дело "наливают себе из графина", такие странноватые сюжетные ходы, как сватовство дона Педро к Беатриче, или его же сватовство к Геро от лица Клавдио, а так же вся последующая кутерьма смотрятся весьма органично, не говоря уж о том, что вполне созвучно современному зрителю — действительно, чего только не учудишь и чему только не поверишь по пьяни...

Much Ado About Nothing

Еще один упрек, который время от времени встречался мне в критических отзывах — дескать, все эти обвинения, брошенные женихом Геро, в том, что она "потеряла невинность до свадьбы", в современных декорациях теряют смысл, тем более, что в трактовке Уидона та же Беатриче тоже уже не девица, и при этом совершенно не считает себя опозоренной. Но тут, опять же, та мера условности, которую просит принять своих зрителей Уидон в обмен на не измененный шекспировский текст, с моей точки зрения, вполне допустима. Понятно ведь, что современного Клавдио больно ранит не столько мысль об утере невестой невинности, сколько сам факт измены, да еще и в ночь перед свадьбой. Так же не показались мне особо анахроничными и горе, стыд и ярость отца опозоренной дочери, вплоть до желания убить ее собственной рукой, если она виновна. Тем более, что встречаются, знаете ли, и в наши дни в некоторых отдельно взятых Мессинах и такие отцы, и такие понятия о чести, так что современные костюмы в данном случае шекспировским страстям не помеха.

Кстати, о шекспировских страстях. Переход от легкой, искрометной комедии в первой части фильма к трагедии и мелодраме со счастливой развязкой во второй смотрится здесь настолько органично, что невольно вспоминается, сколько все-таки сам Уидон "заимствует" (в хорошем смысле) у своего елизаветинского кумира. Эта экранизация, как мне показалось, как раз и акцентирует именно те художественные принципы шекспировских пьес, которые очень близки самому Джоссу, и которые он так активно использует в собственном творчестве: предельное внимание к слову, смешение трагического и комического, параллельное действие, умение создавать и показывать в развитии целый ансамбль интересных и колоритных персонажей и, конечно же, тот "трагический гуманизм", который подчас отличает даже героев его комедий.

Отдельно хотелось бы отметить кинематографичность всего этого действа. Остается только удивляться, как в такие сжатые сроки, с такими ограниченными средствами и в "естественных" декорациях удалось избежать эффекта театрализованной постановки, но у вас действительно возникает ощущение, что вы смотрите именно фильм. Камера скользит под разными углами, иногда немного причудливыми и "пьяными", в унисон атмосфере расслабленной дружеской вечеринки, выхватывая героев то снизу, то сверху, то сбоку, то помогая им "прятаться" друг от друга, но не от зрителей, то откровенно любуясь их крупными планами и, безусловно, самим местом действия — домом Уидонов. Это действительно очень красивый и элегантный дом, и я вполне понимаю сожаления Джосса, что ему не удалось показать архитектурное творение его супруги во всей красе и пройтись по нему длинными сквозными кадрами, поскольку у него не было возможности использовать стедикам. Но даже и без стедикама видно, что дом хорош, так что не переживай, Джосс, мы оценили. А черно-белая (хотя мне тоже больше нравится определение "биполярно серая") картинка придает всему этому действу не только искомый ретро-флер "комедии в стиле нуар" (опять же, по определению самого Уидона), но и определенную элегантность.

Говоря об элегантности, особо хотелось бы отметить и работу костюмера. Хотя, по признанию актеров, они снимались в своих собственных нарядах, принесенных из дома, думается, грамотный художник по костюмам тут все же руку приложил, хотя бы в плане консультаций. И мягкие, женственные платья и кофточки Беатриче, контрастно оттеняющие  "феминистскую" независимость ее натуры и колкость язычка, и выразительная, запоминающаяся текстура злополучного белоснежного подвенечного платья Геро, и наглухо застегнутые, словно броня, темные деловые костюмы мужчин, которые лишь Леонато в определенный момент оживляет игривым цветастым шарфиком, да Бенедикт в паре сцен сменяет на смешные, но по-домашнему уютные мешковатые треники — все это замечательно
"работает" и на сюжет, и на характеры. Про одинаковые серые пиджачки, темные очки, полосатые галстуки и подтяжки с кобурой, превратившие Кизила с Булавой в "крутых" копов из плохого телесериала, уж вообще молчу.

Ну и, наконец, об актерских работах. На мой взгляд, они практически все хороши, хоть и в несколько разной степени. Самое сильное впечатление на меня произвела Эми Экер. Я уже некоторое время слежу за этой актрисой, и она меня везде радует, но здесь она просто блистает, раскрывая, как того требуют роль и пьеса, и комедийные, и драматические грани своего таланта. Пожалуй, это лучшая Беатриче из тех, что я видела (и это с учетом того, что Эмма Томпсон — одна из моих самых любимых актрис; просто к ее Беатриче у меня примерно те же претензии, что и в целом к фильму Браны, с которым я обещала эту экранизацию не сравнивать, так что умолкаю. Прости, Эмма). Из Эми получилась очаровательная Беатриче, гармонично сочетающая в себе все те качества, за которые десятки поколений читателей и зрителей так любят эту героиню: ум, лукавство, женственность, независимость, силу характера, яркий темперамент... Ее Беатриче веришь, она не оставляет зрителя равнодушным: над ней подсмеиваешься, ей восхищаешься и сопереживаешь. А знаменитый монолог "О, если бы я была мужчиной" благодаря игре Экер стал смысловой и эмоциональной кульминацией всего фильма — как, наверное, и задумывал феминист наш Уидон. Если бы Эми играла на сцене, то после такого монолога наверняка следовал бы шквал аплодисментов — даже в летнем московском кинотеатре, где я смотрела, тоже раздались отдельные хлопки, что меня совсем не удивило. Пробирает. На таком сильном фоне Алексис Денисоф, признаться, смотрится немного тускловато. Чего-то мне в его Бенедикте не хватило,
не знаю. При том, что в комедийно-буффонных сценах он вполне хорош и свою дозу смешков в зале законно вызывает, в драматических и романтических сценах он, как мне показалось, несколько скучноват. А определение "скучноват" в применении к Бенедикту — это, сами понимаете, оксюморон. Бенедикт не должен вызывать таких ассоциаций. Впрочем, это лишь мое субъективное ощущение, и повторюсь, что в ряде комических сцен он мне очень понравился и показался на своем месте. Фрэн Кранц в роли трепетного влюбленного смотрится хоть и несколько неожиданно (особенно для тех зрителей, которые в последний раз видели его в "Хижине в лесу", хе-хе), но очень мило, и отчаяние обманутого влюбленного он играет искренне и убедительно, хотя в целом мне в сцене у алтаря тоже чего-то не хватило, но пока затрудняюсь определить, чего именно, и связано ли это с актерской игрой или же с общей мизансценой. Надо будет пересмотреть еще разок, тогда, возможно, я сумею поточнее сформулировать свои претензии. Дебютантка Джилиан Моргиз в роли Геро тоже мила и вполне на своем месте, просто роль эта сама по себе не слишком яркая, так что о таланте актрисы по такой роли судить сложно. Но борозды она, во всяком случае, не портит, как и прочие женские персонажи второго плана. Что касается остальных мужчин, то и Леонато, и дон Педро оказались предсказуемо хороши, из Шона получился вполне себе гаденький дон Джон, молодые ребята тоже, в общем, скорее порадовали. Ну и Филлион с Ленком, это, конечно, отдельный "цирк с конями". Что касается Догберри, эту роль, которую традиционно считают чуть ли не ключевой комической составляющей этой пьесы, довольно трудно сделать действительно
смешной. Сыгранный чуть "не так", этот персонаж вызывает в лучшем случае недоумение, а в худшем — скуку. Филлиону (под чутким руководством Джосса, не сомневаюсь), удалось найти беспроигрышную актерскую интонацию, при которой его герой смотрится не только забавным, но даже где-то и трогательным в своей искренности и незамутненной косноязыкости. Кстати, в этом отношении русскоязычному Догберри повезло гораздо меньше, поскольку ни один из классических переводов "Много шума" — ни А.И. Кроненберга, ни Т.Л. Щепкиной-Куперник — уморительного косноязычия Догберри практически не передает. Мне в этом смысле всегда было немного жаль российских исполнителей роли Кизила, поскольку их, по сути, лишают самой яркой комической речевой характеристики этого персонажа. Примеры я тут уже, кажется, приводила, поэтому особо долго на эту тему разоряться не буду — скажу только, что перевод хотя бы того наказа Догберри, который я вынесла в эпиграф — "Be vigitant, I beseech you", — правильным: "Призываю вас, будьте бдительны", делает героя обычным, бесцветным и скучным, а саму сценку — лишенной какого-либо комического флера. Я не критикую наших замечательных переводчиков, боже упаси, и тем более никогда не возьмусь переводить Шекспира сама, у меня для этого кишка тонка, просто хочу заметить, что в данном случае любой другой вариант, кроме правильного, был бы куда адекватнее. Хотя бы что-нибудь вроде: "Призываю вас, дубьте дбительны", на худой конец. Произнесенное деловым и невозмутимым тоном, с великолепным филлионовским апломбом, словно это самая естественная фраза на свете.  Это же касается и практически всех прочих реплик Догберри, поскольку отыскать среди них хотя бы пару фраз без неправильного словоупотребления довольно затруднительно. В переводах же этого, увы, совсем не чувствуется. Засим с филологическим нытьем на тему перевода закругляюсь, и возвращаюсь к разговору о приятном, а именно о Томе Ленке. Мне, признаться, показалось довольно несправедливым, что многие критики, отдавая должное игре Филлиона,  зачастую забывали упомянуть его партнера по комическому дуэту, а ведь "танго танцуют двое". Сам Фил, кстати, все время это подчеркивал, когда его спрашивали о работе над ролью, называя Ленка своим "комическим костылем" и повторяя, мол, если хотите выглядеть смешным и забавным, просто встаньте рядом с Томом Ленком и отбивайте его актерские "подачи". У них действительно получился очень органичный комический тандем, и не только за счет разницы в габаритах.

Еще один секрет очарования этого фильма, с моей точки зрения, в том, что Уидон очень любит не только Вильяма нашего Шекспира, но и своих друзей-актеров. Любит и доверяет им. Поэтому часто возникает ощущение, что он оставляет их один на один с камерой, а сам отходит в сторону и становится зрителем, не вмешиваясь в процесс и просто любуясь ими заодно с камерой, зная, что они и сами прекрасно со всем справятся. Возможно, это впечатление и обманчиво, но у меня оно периодически возникало. А поскольку актеры тоже любят Джосса и доверяют ему, они чувствуют себя рядом с ним и в его доме настолько комфортно и уверенно, что в какие-то моменты начинают импровизировать — не с текстом, разумеется, а на уровне гэгов и различных комических мизансцен. Во всяком случае, меня нисколько не удивило, когда я узнала, что практически все гэги в фильме — актерские импровизации. Иногда совершенно невольные и спонтанные, как, скажем,[на всякий случай уберу под спойлер.]случайно задетая в ходе шуточной возни Бенедикта и Клавдио музыкальная игрушка в детской комнате дочери Джосса, или ключи, запертые в салоне автомобиля двумя горе-следователями в штатском, а иногда и намеренные, как та веточка, за которую "прячется" подслушивающий Бенедикт или "не тот пиджак", в который сгоряча тщетно пытается влезть оскорбленный в лучших чувствах Догберри.
Глядя на них, а главное, слушая их, понимаешь, что Джосс доверяет им не зря — во всяком случае, с произнесением шекспировского текста с абсолютно естественными, обыденными и житейскими интонациями, они все справляются на отлично. Свидетельством тому — очень живая реакция зрительного зала. Я читала об этом в англоязычных отзывах от смотревших фильм в тамошних
Beatrice sitting in the nook underneath a kitchen counter, with wine bottles on the countertop
кинотеатрах, и с удовольствием убедилась, что даже в переводе (с субтитрами) Шекспир в исполнении этих актеров лишний раз доказывает скептикам, что, если его "правильно приготовить и подать", он вовсе не кажется несовременным, тяжеловесным, архаичным и т.д. А главное, они все — и режиссер, и его актеры — напоминают нам о том, что шекспировские пьесы, в общем-то, и не предназначались для чтения. Они создавались для сцены, для постановки, для того, чтобы "показывать", а не рассказывать. И, повторюсь, остается только удивляться, как за каких-то 12 дней и такими минималистскими художественными средствами удалось именно "показать", а не "рассказать" эту историю, заставляя зал искренне сопереживать происходящему на экране.

Иными словами, у Джосса получился в прямом смысле слова домашний, камерный и понятный Шекспир, не то чтобы совсем без ощущения исторической дистанции, сколько с ощущением того, что эта история происходит как бы "вне времени", одновременно и далеко от нас, и близко. Разумеется, получилось "не все одинаково хорошо, не все ровно", и в ряде сцен возникает впечатление некоего  капустника, но оно в этом случае кажется вполне уместным. Ведь по сути, по своей спонтанной задумке, это он и есть. Большой шекспировский капустник, созданный влюбленными в свое дело профессионалами просто ради удовольствия лишний раз поработать и провести время вместе. Наверное, поэтому здесь в полной мере присутствует то, что я для себя называю "эффектом "Светлячка" — когда зрителю начинает казаться, что и его тоже пригласили туда, за экран, в данном
случае — в дом доброго и гостеприимного Джосса Леонато, на вечеринку с его прелестными юными родственницами и легковерными идиотами друзьями, где все вдоволь пьют, танцуют и только и делают, что обманывают друг друга и обманываются сами.







Это ощущение присутствия помогает поддерживать и саундтрек, созданный Джоссом специально к этому фильму (хотя мелодию к песенкам, насколько я поняла, он сочинил гораздо раньше, как раз для одного из очередных шекспировских чтений). Музыка ненавязчиво и органично вплетена в сюжет и отлично дополняет видеоряд, создавая нужное настроение. Приятной неожиданностью стало камео очаровательного дуэта Джеда и Мо в роли певцов на вечеринке, исполнивших знаменитое "Хей, нонни-нонни" (на редкость привязчивое, кстати — за это отдельное спасибо, Джосс).

Словом, как вы уже, наверное, поняли, фильм мне очень понравился. Для меня он попадает в разряд тех фильмов, которые хочется время от времени пересматривать, как целиком, так и отдельными сценами. Так что, как только появится возможность, непременно приобрету его себе в коллекцию, благо ждать уже осталось недолго — уже совсем скоро он появится и на DVD, и на блюрее. Как говорится, не сочтите за рекламу.



  • 1
шикарная рецензия, спасибо.
я готов вас везде приглашать )

Ой. Спасибо большое. У меня тут, правда, узкотематический блог, так что развернутых рецензий не обещаю, но за приглашение в любом случае очень признательна. :)

Ура, наконец-то отзыв :) А я уже месяц собираюсь написать и так и не...

>>у Бенедикта и Беатриче когда-то в прошлом случился инцидент, который нынче принято называть "сексом по пьяни".

Я уж думала, мне померещилось и на самом деле это были две разные кровати, долженствующие обозначать, что каждый из них разочаровался в отношениях.

>>Алексис Денисоф, признаться, смотрится немного тускловато. Чего-то мне в его Бенедикте не хватило

По-моему, у Денисоффа лицо глубоко женатого человека, которого эти подростковые переживания не слишком занимают :))) Но в нескольких сценах он действительно был хорош.

Из неотмеченных актёров я прониклась священником, который венчал Геро и Клаудио и его коротким монологом про "скажите всем, что Геро умерла".

А Филлион текст произносил с таким видом, будто нёс полную отсебятину :)))

>>А знаменитый монолог "О, если бы я была мужчиной" благодаря игре Экер стал смысловой и эмоциональной кульминацией всего фильма — как, наверное, и задумывал феминист наш Уидон.

Я этот монолог почему-то плохо помню, но в общем было впечатление, что шекспировский текст в некоторых местах (особенно в криках Леонато к Геро: "Лучше бы ты умерла") кажется ужасно архаичным (и слава богу).

>>> Я уж думала, мне померещилось и на самом деле это были две разные кровати<<<<

Нет, не померещилось. :)) Они об этом и в интервью говорили, так что я была уже в курсе на момент просмотра.

>>>> По-моему, у Денисоффа лицо глубоко женатого человека, которого эти подростковые переживания не слишком занимают <<<<

Во-во, точно. :))

>>> Из неотмеченных актёров я прониклась священником <<<

Джосс, кстати, гордится, что священник у него - единственный настоящий англичанин в касте. :)) Типа, пусть будет хоть один, на развод. :))

>>> А Филлион текст произносил с таким видом, будто нёс полную отсебятину<<<

Нет-нет, там никакой отсебятины не было, все строго по тексту. Разве что Джосс, сжалившись над его паникой, заметно подсократил ему текст, убрав часть реплик. Но те, что остались, были добросовестно выучены. :))

>>>> шекспировский текст в некоторых местах (особенно в криках Леонато к Геро: "Лучше бы ты умерла") кажется ужасно архаичным (и слава богу).<<<<

Я как раз поймала себя на грустной мысли, что для некоторых народностей, в том числе и на территории нашей страны, эта дикость, увы, все еще далека от архаики. :(( Но в целом мне в той сцене, повторюсь, чего-то явно не хватило. То ли недожали ребята, то ли, наоборот, пережали слегка. Мне она, пожалуй, из всего фильма меньше всего понравилась.

с удовольствием прочитала :) совсем не много!

Подскажете, когда DVD ?

7 октября DVD и Blueray-релиз в Британии, 8-го октября - в Штатах.

Трюфелями прямо в мозг! О... Читается на одном дыхании. Очень жду возможности посмотреть. Очень. Так жду, что кушать не могу!;)
"поскольку мне в личку продолжают поступать просьбы не жмотиться и поделиться впечатлениями" - а чего, так можно было?! Не только телепатически?;)
Спасибо!!!!

Можно по-всякому, и я очень рада, что читается нормально. Спасибо на добром слове! Бум надеяться, что ждать осталось совсем недолго. Я и сама с нетерпением жду возможности пересмотреть еще раз.

Вот кстати, я всегда чувствовала, что Кизил из русских переводов тяжеловесен и не настолько комичен, как надо бы.
:(((( Но боюсь, что не одолею Шекспира в оригинале...

Спасибо за рецензию! Жду-жду выхода двд.

В ожидании "Much Ado About Nothing"

Пользователь gingerra сослался на вашу запись в записи «В ожидании "Much Ado About Nothing"» в контексте: [...] такая рецензия [...]

Спасибо-спасибо!@-}->- Дождались рецензии, теперь фильма дождаться! А я разогналась читать и показалось мало.))) Как всегда, увлекательно, глубоко и интересно!
Удивительно, что не сравнивают с версией Shakespeare Retold, почему-то казалось, что более будет сравнений с ней, а не с Браной.

Спасибо на добром слове.:)) А по поводу Shakespeare Retold я и сама удивилась. Честно говоря, мелькала у меня такая агафьетихоновская мыслишка во время просмотра, что если бы нос Никанора Ивановича, то бишь, Бенедикта Дэмиана Льюиса, да в этот бы фильмец, то было бы вообще шикарно.

ОООО, спасибо за рецензию! Как всегда супер! Осталось дождаться DVD релиза )))

Еще немного, еще чуть-чуть... ;)

в Вашем случае = Многабукафф = МНОГО удовольствия!!! Спасибо!

*ну вот, и совсем не больно* Отличная рецензия! Букафф мало, как по мне. Куча всего охвачено, и отдельное спасибо за нытье про перевод, мне это тоже всегда было непонятно. Неужели нельзя как-то напрячься и придумать русские эквиваленты догберривским речам? Сложно конечно, но остальное-то все перевели как-то, не маленькие. #disapprove

Хе-хе, и это я еще и половины того не сказала, что собиралась. Просто подумалось, что настолько длинную рецензию, да еще и не видя фильма, никто все равно читать не будет, уснут на середине. :)) По поводу Кизила - для меня это тоже всегда было загадкой. Уж коли "Алису в Стране Чудес" перевели, и неоднократно, уж тут-то можно было бы что-нибудь придумать, кроме беспомощной разрядки шрифтом, видимо, намекающей, что "тут должно быть смешно".

Спасибо большое за рецензию

Только что посмотрел, в восхищении. Аккер - просто бесподобна и очень понравился Грегг, ну и остальные на отлично. Действительно, при просмотре возникает ощущение, что актеры отрываются по полной. На имдб кто-то сказал, что почти во всех киноверсиях актеры слишком придавлены тем, что читают текст самого барда, что забывают донести смысл, а тут этого нет.
Но помимо отличной актерской игры, помимо немых сцен (спящий Леонато, падающая Беатриче, Бенедект с пистолетом, Натан без ключей и так далее) меня очень зацепило то как удачно лег классический текст на современность. Все эти благородные доны в роли гангстеров, мотивация персонажей, которой легко веришь (хотя так совсем сейчас не говорят и очень редко так поступают) она, конечно, захватывает очень.
Но когда я представил диалог с бардом на тему почему в современном сеттинге герои выглядят как бандиты, я, честно говоря, не нашел слов объяснения. То есть понятно, роль государства, суд, отсутствие благородных донов как сословия, но все-таки несколько странно - человек за дуэль сейчас попадет под уголовку, но ведь и тогда бы попал и как-то что-то с понятием честь случилось не то.

Re: Спасибо большое за рецензию

И вам спасибо за комментарий! Приятно, что кто-то уже посмотрел и можно сравнить впечатления. :)

Кстати, а почему именно как бандиты?.. Может, просто крутые бизнесмены, на уровне, допустим, владельцев корпораций? Скажем, если все эти слова про "удачный военный поход" считать иносказанием какой-то крупной удачной финансовой сделки, ну а брательник в наручниках - может, пытался как-то сделку сорвать и сыграть на руку конкурентам, мало ли... Другой вариант - влиятельные политики, на уровне, скажем, членов Госдумы или там Сената, не знаю, отмечающие какую-то крупную политическую победу. Братец-оппозиционер, в принципе, в эту схему тоже вполне вписывается. Словом, не обязательно именно криминальные ассоциации тут должны возникать, как мне кажется. А что на дуэль вызвал - ну так с кем не бывает... Сейчас бы, конечно, просто морду предложили набить в подобной ситуации - на уровне "пойдем выйдем" на лестничную клетку, разберемся. :) В принципе, если бы Уидон не стремился так трепетно сохранить именно шекспировский текст и адаптировал бы его слегка под современность, можно было бы легко заменить одно другим, но и в том, что он оставил текст неизменным, предоставив зрителю самому проводить параллели с сегодняшним днем, есть своя прелесть, как мне кажется.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account